Форум » » Литературная гостиная » Ответить

Литературная гостиная

Иванна: Любимые стихи и книги

Ответов - 16, стр: 1 2 All

Иванна: Мирра Лохвицкая Умей страдать Когда в тебе клеймят и женщину, и мать — За миг, один лишь миг, украденный у счастья, Безмолвствуя, храни покой бесстрастья, — Умей молчать! И если радостей короткой будет нить И твой кумир тебя осудит скоро На гнет тоски, и горя, и позора, — Умей любить! И если на тебе избрания печать, Но суждено тебе влачить ярмо рабыни, Неси свой крест с величием богини, — Умей страдать!

Иванна: А.Апухтин Ни отзыва, ни слова, ни привета, Пустынею меж нами мир лежит, И мысль моя с вопросом без ответа Испуганно над сердцем тяготит: Ужель среди часов тоски и гнева Прошедшее исчезнет без следа, Как легкий звук забытого напева, Как в мрак ночной упавшая звезда?

Александра: Любимый Апухтин!

Иванна: Марина Цветаева Идите же! - Мой голос нем И тщетны все слова. Я знаю, что ни перед кем Не буду я права. Я знаю: в этой битве пасть Не мне, прелестный трус! Но, милый юноша, за власть Я в мире не борюсь. И не оспаривает Вас Высокородный стих. Вы можете - из-за других - Моих не видеть глаз, Не слепнуть на моем огне, Моих не чуять сил... Какого демона во мне Ты в вечность упустил! Но помните, что будет суд, Разящий, как стрела, Когда над головой блеснут Два пламенных крыла.

Иванна: А.Апухтин Когда любовь охватит нас Своими крепкими когтями, Когда за взглядом гордых глаз Следим мы робкими глазами, Когда не в силах превозмочь Мы сердца мук и, как на страже, Повсюду нас и день и ночь Гнетет все мысль одна и та же; Когда в безмолвии, как тать, К душе подкрадется измена,- Мы рвемся, ропщем и бежать Хотим из тягостного плена. Мы просим воли у судьбы, Клянем любовь - приют обмана, И, как восставшие рабы, Кричим: "Долой, долой тирана!" Но если боги, вняв мольбам, Освободят нас от неволи, Как пуст покажется он нам, Спокойный мир без мук и боли. О, как захочется нам вновь Цепей, давно проклятых нами, Ночей с безумными слезами И слов, сжигающих нам кровь... Промчатся дни без наслажденья, Минуют годы без следа, Пустыней скучной, без волненья Нам жизнь покажется... . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Тогда, Как предки наши, мы с гонцами Пошлем врагам такой привет: "Обильно сердце в нас мечтами, Но в нем теперь порядка нет, Придите княжити над нами..."

Marfa: Иванна Спасибо за чудесную подборку стихов!

Dina: С.ЕСЕНИН Никогда я не был на Босфоре, Ты меня не спрашивай о нем. Я в твоих глазах увидел море, Полыхающее голубым огнем. Не ходил в Багдад я с караваном, Не возил я шелк туда и хну. Наклонись своим красивым станом, На коленях дай мне отдохнуть. Или снова, сколько ни проси я, Для тебя навеки дела нет, Что в далеком имени - Россия - Я известный, признанный поэт. У меня в душе звенит тальянка, При луне собачий слышу лай. Разве ты не хочешь, персиянка, Увидать далекий синий край? Я сюда приехал не от скуки - Ты меня, незримая, звала. И меня твои лебяжьи руки Обвивали, словно два крыла. Я давно ищу в судьбе покоя, И хоть прошлой жизни не кляну, Расскажи мне что-нибудь такое Про твою в6еселую страну. Заглуши в душе тоску тальянки, Напои дыханьем свежих чар, Чтобы я о дальней северянке Не вздыхал, не думал, не скучал. И хотя я не был на Босфоре - Я тебе придумаю о нем. Все равно - глаза твои, как море, Голубым колышутся огнем.

Иванна: Marfa всегда пожалуста Dina люблю Есенина

Иванна: Иннокентий Анненский ДВОЙНИК Не я, и не он, и не ты, И то же, что я, и не то же: Так были мы где-то похожи, Что наши смешались черты. В сомненьи кипит еще спор, Но, слиты незримой четою, Одной мы живем и мечтою, Мечтою разлуки с тех пор. Горячешный сон волновал Обманом вторых очертаний, Но чем я глядел неустанней, Тем ярче себя ж узнавал. Лишь полога ночи немой Порой отразит колыханье Мое и другое дыханье, Бой сердца и мой и не мой... И в мутном круженьи годин Всё чаще вопрос меня мучит: Когда наконец нас разлучат, Каким же я буду один?

Иванна: Арсений Тарковский И это снилось мне, и это снится мне, И это мне еще когда-нибудь приснится, И повторится все, и все довоплотится, И вам приснится все, что видел я во сне. Там, в стороне от нас, от мира в стороне Волна идет вослед волне о берег биться, А на волне звезда, и человек, и птица, И явь, и сны, и смерть - волна вослед волне. Не надо мне числа: я был, и есмь, и буду, Жизнь - чудо из чудес, и на колени чуду Один, как сирота, я сам себя кладу, Один, среди зеркал - в ограде отражений Морей и городов, лучащихся в чаду. И мать в слезах берет ребенка на колени.

Иванна: Федор Сологуб Не понять мне, откуда, зачем И чего он томительно ждет. Предо мною он грустен и нем, И всю ночь напролет Он вокруг меня чем-то чертит На полу чародейный узор, И куреньем каким-то дымит, И туманит мой взор. Опускаю глаза перед ним, Отдаюсь чародейству и сну, И тогда различаю сквозь дым Голубую страну. Он приникнет ко мне и ведет, И улыбка на мертвых губах,- И блуждаю всю ночь напролет На пустынных путях. Рассказать не могу никому, Что увижу, услышу я там,- Может быть, я и сам не пойму, Не припомню и сам. Оттого так мучительны мне Разговоры, и люди, и труд, Что меня в голубой тишине Волхвования ждут.

Иванна: Николай Гумилев Я И ВЫ Да, я знаю, я вам не пара, Я пришел из другой страны, И мне нравится не гитара, А дикарский напев зурны. Не по залам и по салонам, Темным платьям и пиджакам - Я читаю стихи драконам, Водопадам и облакам. Я люблю - как араб в пустыне Припадает к воде и пьет, А не рыцарем на картине, Что на звезды смотрит и ждет. И умру я не на постели, При нотариусе и враче, А в какой-нибудь дикой щели, Утонувшей в густом плюще, Чтоб войти не во всем открытый, Протестантский, прибранный рай, А туда, где разбойник и мытарь И блудница крикнут: вставай!

Иванна: Автор: Дмитрий Зотов (mirddin) Мои стихи меня переживут. Не жаждою бессмертия, но словом, И в этом поколении, и в новом Они тропу заветную найдут Ко всем, чей мир непрочен и непрост, Но осязаем до душевной дрожи, Кто грезит по ночам при свете звезд, Кроя стихов шагреневые кожи. Им будет явлен голос в тишине, И прозвучат слова забытых песен Из тех времен, когда не слишком тесен Был ойкумены круг. Когда войне Предпочитали мир без тени зла И веру в то, что все идет во благо. И выступит на краешке стола С моим стихотворением бумага. ----------------------------------- Я видел сон. В нем семеро монахов Взошли на склон заснеженной горы. Не ведая сомнения и страха, Они стремились в горние миры. Плащи врастали в снег. И капюшоны Скрывали лица, пряча тайну лет. Над ними облака, а не законы Вершили суд и слышали ответ. В глазах моих темнело от волненья. Я чувствовал – в них Истина. Туда, Не осознав природы сновиденья, Я устремился медленно тогда. Не шелохнулся камень под ногами. Не скрипнул снег. Я словно плыл во мгле. Но был услышан. – Ты еще не с нами. Но будешь не оставлен на земле. ----------------------------------------- Для того чтоб сыграть на планете Земля Роли просто людей, с их любовью и смертью, Боги платят, сойдя с своего корабля Погружением в мир, называемый твердью. Крылья кормчему сдав, облекаются в плоть, Примеряя фасоны восторга и боли, Неизбежности, страха, безумия – хоть Большей частью оно в продолжении роли. И желая достичь наибольшего сходства, Перед тем как покинуть сияющий борт, Пьют из чаши забвенья, чтоб сердце сиротство Ощутило в сплетении вен и аорт. А когда непосильной окажется мера Неизвестности, горя, угла, тупика К сердцу, будто к ребёнку, приблизится вера И шепнёт: “Ты не бойся. До встречи. Пока.” ----------------------------------------------- Я узнал тебя возле Зеленой часовни, Неприметный служитель Великой совы. Этой осенью листья, как угли жаровни, Опалили страницы последней главы. Сбереженный твоей неусыпной заботой, Соберет королевства как комнаты дом. Слышишь! Едет Артур, напевающий что-то. Это ты назовешь короля королем. Он отыщет свой меч, устремясь за оленем. Скажут руны, кому предназначен клинок. Одиночество больно хлестнет по коленям Луговою травой, лишь исполнится срок. И, читая по звездам судьбу и дорогу, Ты уйдешь, как уходят жрецы и волхвы, Но любой, приближаясь к пустому чертогу, Будет слышать твой голос сквозь шелест листвы. ------------------------------------------ Я тенью стал. Легенды обо мне Все множатся, не становясь при этом Правдивее. Но в гулкой тишине Я прихожу к провидцам и поэтам. Когда земля набросит темный плащ На звезды, проносящиеся мимо, Беззвучно поднимаются из чащ Луна и птица словно сгусток дыма. Она летит к тому кто видит за Пределы, кто глядит в лицо предтечи. Мои глаза – теперь ее глаза. И взмах крыла – мой шаг ему навстречу. Смотри в огонь. Бумага на столе. В окне тумана призрачная вата. Бьет полночь. Ты один на всей земле. Внимай тому, чему и я когда-то... ------------------------------------- Держа весь этот мир как на ладони, В свой краткий миг могущества, смотрю Как мчатся в полночь взмыленные кони Встречать твою последнюю зарю, Учитель мой, поверивший однажды Видению в волшебном хрустале: Что лишь одной моей достоин жажды Твой горький дар провидца на земле. Чтоб голос мой твои продолжил песни, И высоту, разрезав как мечом, Мог ястреб - страж и воин поднебесный- Спуститься на знакомое плечо. И я клянусь. Клянусь тем самым богом, Кому вино ты в чаше приносил, Что, отслужив монархам и дорогам, Вернусь сюда. И мне достанет сил. -------------------------------------------

charley: Иванна, спасибо! Хорошие стихи!

Иванна: Понравился стих. Послушай, родная, я точно знаю: мы выстоим! Мы сами себе назначаем границы возможного. Ты только держись, не сдавайся, борись за истину, Пусть даже кому-то она и кажется ложною. Нельзя быть для всех идеальным, святым и праведным, Пройти сквозь огонь, не ожегшись, нырнуть - не вымокнув. Так сделаем то, что мы сами считаем правильным, Оскалив клыки и шипастые крылья выметнув. Вдоль тропки к мечте сплошь кресты над могилами стынут, Поставленные там не злой - просто чуждой волею, Не бойся, иди в полный рост, не тревожась за спину - Я буду с тобой до черты. А за ней тем более.

Елена: Иванна , Ирина, спасибо за стихи, а вот и мои любимые... Анна Ахматова Двадцать первое. Ночь. Понедельник. Очертанья столицы во мгле. Сочинил же какой-то бездельник, Что бывает любовь на земле. И от лености или со скуки Все поверили, так и живут: Ждут свиданий, боятся разлуки И любовные песни поют. Но иным открывается тайна, И почиет на них тишина... Я на это наткнулась случайно.. И с тех пор, все как будто, больна. Владислав Ходасевич Пробочка над крепким йодом! Как ты скоро перетлела! Так вот и душа незримо Жжет и разъедает тело. Иннокентий Анненский Среди миров Среди миров, в мерцании светил Одной Звезды я повторяю имя... Не потому, чтоб я Ее любил, А потому, что я томлюсь с другими. И если мне сомненье тяжело, Я у Нее одной ищу ответа, Не потому, что от Нее светло, А потому, что с Ней не надо света. Нилолай Гумилев Он поклялся в строгом храме Перед статуей Мадонны, Что он будет верен даме, Той, чьи взоры непреклонны. И забыл о тайном браке, Всюду ласки расточая, Ночью был зарезан в драке И пришел к преддверьям рая. "Ты ль в Моем не клялся храме, - Прозвучала речь Мадонны, - Что ты будешь верен даме, Той, чьи взоры непреклонны Отойди, не эти жатвы Собирает Царь Небесный. Кто нарушил слово клятвы, Гибнет, Богу неизвестный". Но, печальный и упрямый, Он припал к ногам Мадонны: "Я нигде не встретил дамы, Той, чьи взоры непреклонны". Владислав Ходасевич Палкой щупая дорогу Бродит наугад слепой, Осторожно ставит ногу И бормочет сам с собой. А на бельмах у слепого Целый мир отображен: Дом, лужок, забор, корова, Клочья неба голубого — Все, чего не видит он



полная версия страницы